Славянское Язычество - история, культура, философия, литература, поэзия, фото-, ...



Языческая поэзия
современные авторы  




       Стихи группы "Ashen Light" (Пепельный Свет)
       из альбома "Песнь Велеса" :


       Пепельный Свет.
(Музыка и текст - Алекс (в тексте используется лирика В.Т.Нарежного (1780-1825)).

Повелеть громам пробегающим поверх утесов кремнистых, да умолкнут;
Иль палящему Перуну, да сокроет в облаках свинцовых смертоносные очи свои;
Или вихрю неукротимому, да сложит на чело земли крылья свои быстропарящие;
Возможно лишь власти единого Миродержателя.

Повелеть буйному движению сердца своего, пылающего гневом и мщением,
Да укротит порывы ныистовства;
Или духу своему мятущемуся кичением любочестия,
Да смирит его браздою любомудрия;
Или предрассудку закоренелому, да откроет очи дремавшие
И узрит истину в Свете ее.


       Лесная царевна.
(Музыка, текст - Алекс).

Под сенью деревьев, средь эльфов и фей лесная царевна сидит,
И cмотрят так нежно и манят любя небесного цвета глаза.
Лесная царевна, твой взор так глубок, я вижу столетья в зрачках,
Но ты так прекрасна и так молода, что я забываю свой страх.

"Слушай и верь мне, с жизнью раставшись, здесь оживешь ты,
Здесь будешь счастлив. Пойдем, я тебе лишь буду верна" - так говорила она.
Лесная царевна, твой взор так глубок, я вижу столетья в зрачках,
Но ты так прекрасна и так молода, что я забываю свой страх.

Меня соблазнили царицы прекрасной коварные ласки, земное затмив.
Красивые речи меня усыпили, свободы и жизни лишив.
Лесная царевна, твой взор так глубок, я вижу столетья в зрачках,
Но ты так прекрасна и так молода, что я забываю свой страх.

Под сенью деревьев, средь эльфов и фей лесная царевна сидит,
И cмотрят так нежно и манят любя небесного цвета глаза.
Лесная царевна, твой взор так глубок, я вижу столетья в зрачках,
Но ты так прекрасна и так молода, что я забываю свой страх.


       Второе рождение.
(Музыка - Алекс и Гмур, текст - Людмила).

Я в ночи твой голос услышал и увидел пламя свечи,
Я из тьмы на голос твой вышел и прошу тебя: "Не молчи".

Пусть сорвались с привязи кони, над обрывом хрипят в ночи.
Кто-то чeрный сидит на троне. Я молю тебя: "Не молчи".

И зерно стремится на волю, не иссякли ещe ключи.
Не видать больше Вию покоя. Я прошу тебя: "Не молчи".

Знаю, путь твой чрез Азов лежит, а моя тропа в поколеньях.
И молю тебя: "Подожди". Обрести мне второе рождение.

Ты, Азовка - Вышня, молилася и от Вия спасала Велеса,
Не горюй, что тьма разлилася, скоро Велес придeт и развеет всe.


       Песнь Велеса. (songvles.mid)
(Музыка - Aлекс, текст - Людмила).

Во Святых горах Велес видел сон
И своей бедой поделился он:
Ты, Звездиночка, зорька ясная,
Может, плачется понапрасну мне:
Да иссякла в крынице вода,
Не щебечут и птицы в садах.

Враждовал не зря с родом Седуни:
Лишь печаль одну обещала мне.
Или сон овладел тобою?
Иль Марена прокралась в покои?
Вот и сердце твоe не бьeтся...
Закатилося Ясное Солнце...
Нет в лице твоeм ни кровиночки,
Закатилась, погасла Звездиночка!

Велес кинулся в рощу чeрную
Отыскать судьбу непокорную.
Где людская боль в бездну падала,
Там Звездиночка со смертью сладила:
Много раз с тех пор покидала свет,
Много раз назад возвращалася:
Бурею Ягой, и Звездиночкой,
И Азовушкой называлася.


       Последняя битва. (l-battle.mid)
(Музыка - Алекс, текст - Людмила).

На поле брани я один,
Враг недалeк, сразиться с ним
Сулит мне неподкупный рок.
Враг многолик, я одинок.

Я шлем и латы нацепил,
Тугой колчан бедро закрыл,
Меч вострый ножны оттянул,
Лук по-кошачьи спину гнул.

Струной запела тетива,
Пригнулась в ужасе трава.
Стрела стрелу сменить спешила,
Врага без промаха разила.

Со свистом воздух рассекая,
На поле брани меч вступает.
От крови меч краснее крови,
Мой меч - непобедимый воин.

Вставало солнце, заходило.
Луны виденье мимо плыло.
И вот, с багряною зарeй,
Окончен был кровавый бой.

На поле брани я один,
Не ненавидим, не любим.
И раны поят мураву,
Перевязать их нeкому.


       Рось.
(Музыка - Алекс, текст - Алекс, Мария (в тексте используется лирика В.Т.Нарежного (1780-1825)).

"Склонясь под сенью древ могучих,
Люблю я наслаждаться красотой земли Русской.
Шум листьев да пенье птиц ублажают слух мой.
Разливаясь повсюду, эта музыка заставляет
Oбратиться меня в мыслях к временам давно протекшим..."

Разыщите еe имя в каждом слове мимолeтном,
Среди фраз- упоминаний, среди мхом заросших камней.
Прародительница рода, одинокая невеста,
Без платка, простоволосой, что гуляла вдоль теченья.

Мать великого Даждьбога и жена святого камня,
Дева светлая, святая, с именем - летящим ветром.
Этим именем назвали, это имя дали жизни,
Дали лесу и каменьям, и полям зелeных трав.

Повторяя еe имя в каждом слове мимолeтном,
Среди фраз - упоминаний о великой деве Рось.


       Веда Рода. (vedaroda.mid)
(Mузыка - Мария, Алекс; текст - Мария).

Cквозь топи по волчьим тропам, по кочькам и серым мхам,
Царапая лапы и пряча оскал, невидимы утром твари ночные
Как тени идут вслед за тобой по мягкому снегу что вечером выпал...

Кто танцует в кругу темных сил?
Кто не может умерить языческой пыл?
Кто встречает лето вслед за весной?
Пой! Ты слышишь? Пой!

Раньше, раньше белого облака
Стая летела, ой соколов.

Впереди светлый Финист и Рарог
Над бескрайними мчатся лесами.
Пой, безумец, ты слышишь? Пой!
Среди меда-травы луговой...

Выше, выше отчаянья полные,
Выше, выше еще полусонные.
К небу, к небу песни летят,
К небу, к небу прорваться хотят.

Оглянись по болоту тысячи лап кровоточат подушками, болью исходят.
Но идут за тобой в тишине лесов звери черные-Дети Ночи,
Закрывая глаза от яркого солнца, поднимаются вверх за тобою вперед...

Дальше, дальше...
Выше, выше...
К небу, к небу...
Вверх...


       Год 988 (крещение Руси).
(Музыка - Алекс, текст - Людмила).

Край родимый был когда-то буйной зеленью пригож,
И струил ручей закатный песню вольную Мокошь.
Но пришли в сутанах чeрных, с мрачным пламенем в глазах
И железными крестами превратили землю в прах.

Жили к миру мы без злобы, с добрым словом на устах.
Боги Света обитали в наших душах и в лесах.
Только льстиво лицемерье источало злой елей,
Сея зависть и презренье, сонмы алчущих теней.

На зелeные долины иноземцев речь текла.
Разум светлый погубила, душу выжгла всю дотла.
И Звездою Вифлиемской ослеплeнна Русь лежит
Истязай народ и зверствуй, помолись- он всe простит.

Ой вы ветры- вольны птицы, пробудитесь ото сна,
Сварожичи отзовитесь, чаша слeз уже полна.
Дай нам силы Сварог мудрый эту муку одолеть,
Дай полям- лесам родимым снова буйно зеленеть.


       Бесноватая.
(Музыка - Мария, Алекс; текст - Мария).

Черный янтарь - дарованье морей,
В предвестии смерти спрятана сила.
Осенью, полной серых дождей,
Жизнь под березой могилу разрыла.
Вынула кости и черепа
Великих героев далекого века,
И Разжигая костер в небесах,
Заживо жгла в нем Человека.

И хохотала , напившись вина,
Вакханка отчаянья - жизнь иноверка,
Лишь оставались на голых кустах
Капельки крови израненной Смерти.
А страшная жизнь танцевала в ночи,
Беспечности полная глупая девка
И в радости этой теряла ключи
От тайного мира, лишенного бедствий.






       Стихи группы "Buterfly Temple"
       из альбома "Велес" :


       * * *

Расскажи, Гамаюн, птица вещая,
нам о боге великом - Велесе.
Как, поссорившись со Перунушкой,
за Смородину он поехал.
Как женился сын Сурьи на Буре-Яге!
Ничего не скрою, что ведаю...


       Велес.
(Лесьяр)

По ночам ко мне приходит
Призрак твой прозрачно зыбкий
Ветер воет, ветер стонет
Глаза манят, руки ищут!

Ты придешь ко мне сегодня
Позовешь в овраг глубокий
Там пастух нас ждет с тобою
Златоглавый, круторогий!

Красным пламенем тебя оближет
Полыхнет и ты растаешь!
Бог-Пастух тебя обнимет
Ты увидишь! Ты узнаешь!


       Волки Одина.
(Лесьяр)

Мы рубились вместе мечами
Мы молились вместе богам
Мы уходили в поле ночами
И приносили жертвы волкам

Нечего плакать нам о смерти
Сядем пить пиво в первых рядах
Рядом с богами - рядом с бессмертьем
Мы умираем, смерти смеясь!

Дети Одина с кровью на лицах
Будут землею всею владеть
Слышащий нас песню запомнит
Память о нас не должна умереть

Мы рубились вместе мечами
Брызгая кровью на белый снег
А после битвы птицы кричали
Тем кто уходит облакам вслед...

Но сотни тысяч, сотни тысяч змей
Уже ползут, уже ползут к нам
Несут нам, несут нам век мечей и бурь
Несут нам, несут нам смерть и боль

Но Отец богов направляет нас. Мы видим сокровенную судьбу.
По небу мчатся багровые тучи. Кровь воинов окрасила воздух.
Я вижу вдали сумерки владык, но братья будут сражаться
Там где мы...

Мы бьемя в последний раз, терзая тело врага
Как ожерелья рассыпаются по земле кости
Многим покроет ноги смертной росою кровь
Но братья будут сражаться
Там где мы...

Ты север гордый - порог вселенной
Ты кровь богов. Ты их отец.
Ты загоняешь Солнце под землю.
Ты нам начало, Ты нам конец
Мы храним верный тебе обычай
Мы чтим землю наших богов!
Там где мы...


       Голос крови.
(Лесьяр)

Начало ночи. Звезды смотрят на нас с небес!
Они жаждут крови. Я сжимаю острый клинок.
Я ангел смерти,
Несущий свет...

Зверь ждет нас в ночи, кровавым крылом
Он застилает рассвет...
Здесь тени богов несут нас к луне
Мы средь серебряных звезд!
Ветер с реки
Голос несет
В омут зовет
Черный как ночь.

"Я дочь ветров с кровью луны
С сердцем волчицы, с силой грозы!"
Возьми наши души и наши тела
Мы останемся здесь, с тобой навсегда!
Наш Бог!
"Моя кровь - кровь волка!"
"Мое сердце - сердце волчицы!"

Голос крови зовет в омут черных лесов
Где мрак и вечная ночь
Молнии блеск
Грома раскат
Голос богов
Севера дух!


       * * *

Расскажи, Гамаюн, птица вещая,
о Купале нам с Костромою.
Как родили их Ночь-Купальница
С Огнебогом сыном Сварожичем.
Как в цветок Купала-да-Кострома
обратили их боги Ирия.
Ничего не скрою, что ведаю...


       Купала.
(Лесьяр, А.Н.Толстой)

С нами козел наш, девицы!
Скиньти, сорвите паневы!
Где ты, невеста любовная?
Где ты, заря заряница?

К нам Купала великий идет,
Купала в козла воплощается...
В речки воды - пьяный мед
Чудо совершается!

Бери ее, бери ее
Веди на реку.
Люби ее, люби ее,
Веди по хмелю!

Ты наш Бог!
Ты наш Зверь!
Наша любовь,
Наш хмель!
Солнцеворот
Стоит у ворот.
Солнце и Луна
Все едино!

К нам Купала великий идет,
Купала в козла воплощается...
В речки воды - пьяный мед
Чудо совершается!

С нами козел наш, девицы!
Скиньти, сорвите паневы!
Где ты, невеста любовная?
Ярче Солнца божий свет!

Бери ее, бери ее
Веди на реку.
Люби ее, люби ее,
Веди по хмелю!
Целуй ее, целуй ее,
До крови невесту
Твоя любовь,
На теле кровь!

Ты наш Бог!
Ты наш Зверь!
Наша любовь,
Наш хмель!


       Черный Перун.
(Майкл)

Силы моря - Силы реки
Ветер с поля ищет воды
Воин леса непобедим
Силы смерти слабы пред ним!

В безоблачном небе встали дымы
Враг на пороге нашей страны.
Остро наточен старый топор
Железо решит бессмысленный спор!

Бог дружины - Черный Перун
Ведает силой смертельных Рун.
Требует крови, ищет войны
Его помнят люди, древней страны!


       Ирий.
(Майкл, народное творчество)

И от битвы той затряслась земля
Шевельнулся в ней старый Юша-змей
Море синее всколыхалося, ужаснулося вся вселенная
Далеко летят ясны соколы, воронье бия к морю синему
Только силы их недостаточно, закатилося ясно-солнышко...

Черный змей вскричал лютым голосом:
"Покорил я всю землю-матушку. Покорил я всю поднебесную.
Был я князем тьмы; стану всем вам царь!"

Отошли тогда ясны соколы, в кузню Сварога поднебеного
Развели в печах пламя яркое, пламя яркое искры падают
Звонко бьют-куют наковальнями,
Первый плуг куют для сырой земли.

Говорят они Змею Черному: "Лютый Черный Змей,
Повелитель Тьмы!
Пролижи-ка ты двери в кузницу
Будешь ты тогда вселенной царь!"

Согласился он, пролизал двери в кузницу.
Запрягли тогда змея в первый плуг
И пахали им землю-матушку
Расступилося поле бранное, поглотило всю красну кровушку

И на поле том вырос дивный сад,
Называемый в мире Ирием.
В том саду поют птицы дивные
Травы мягкие чуть колышатся
Поднимается из-под камня в высь
Чудо-дерево - ветви зеленью
Рядом с деревом грозный царь Сварог
Держит за руку Ладу-Матушку.


       Едет Коляда.
(Майкл)

Синими глазами, небо поедая
Белыми лесами, вьюгу проклиная
Солнца заждались...

Скованы ручьями, лунными ночами
Гроздьями рябины, девушки не милы
Деду помолись

Под снегами реки, в облаках прорехи
Далеки дороги, оббивать пороги
Стынет в жилах кровь

Мутною водою, Велес небо кроет
Шепотом искрится, не дает напиться
Омут-чародей

Звездными путями, цепкими когтями
Лунною дорогой, белою пологой
До неба добрались

Не удержит буря, не скует морозом
Воронье не сглазит, холод не задушит
Песнь не уведет

Веет Студень снегом, далеко до Лета,
По забором Лики, гомон-шепот крики,
Едет Коляда

И взошли Велес с Вилой Сидою
на волшебную колесницу,
ту что принесла Гамаюн.
И поднялись из царства темного
к свету белому, к Солнцу Красному.






       Екатерина Оверчук :

"Язычница Русь" (цикл стихов и песен)


       Песня смерти.

Позабыты старые боги,
Позабыты герои времен.
Растеряли последние крохи
Люди-звери, ушедшие в сон.

Этот сон, так похожий на смерть,
Остановит биенье сердец,
Но зверье не заметит потерь,
Как мечту не заметит слепец.

В тьме веков сокрыты дороги,
Что ведут к вершинам любви.
Не найти уж из них слишком многих,
Чтоб спокойно скончаться в пути.

Ни найти, ни вспомнить никто
Не сумеет в горьком тумане.
Сто столетий прошло как одно,
Но и это мы помним едва ли.

Нам важнее не выпустить нить,
Что застыла в воздухе душном.
Все же проще кого-то молить,
Чем дать волю истерзанным чувствам;

Чем сказать: "Я сам себе бог!"
Чем сказать: "Не надо иллюзий!"
Наш последний предсмертный прыжок
Никому не покажется нужным.

Наша кровь оплакана будет
Только теми, кого мы спасли,
Их никто никогда не осудит
За бессильные слезы любви.

Ну а если осудит, не важно:
Мы уже сроднимся с землей,
Не услышим слов дерзких и страшных,
Кто безумец из нас, кто - герой.

Позабыты старые боги,
Позабыты герои времен.
Растеряли последние крохи
Люди-звери, ушедшие в сон.


       Вернувшемуся воину.

Твой меч я положу
На лавку у стены
И напою тебя
Напитком слаще меда
За то, что ты
Пришел ко мне живым,
За то, что отыскал
В мой ветхий дом дорогу.

По светлым волосам
Я проведу рукою,
Отдав всю нежность
Тысячи ночей,
За то, что был
Так долго не со мною,
За то, что кровь пролил
За Русь моих очей.


       Всадники дня.

Отскакали, застали в дали
И глядят на вьющийся дым
Синеокие всадники дня,
Чья родная в беде сторона.

И дрожит натянутый нерв
В предрассветной густой тишине,
И блистает шеломов булат,
Как предвестник побед - звездопад.

На недвижных застыли конях
Светлоликие всадники дня.


       Утро нового дня.

Солнце светит, ярый Хорс!
Луч-стрела пронзает тьму.
Разгоняя злую мглу,
Солнце светит, ярый Хорс!

Расступается туман,
Унимая темных духов.
Визги их уставши слушать,
Расступается туман.

Блики жизни на воде
Отразят улыбку Лады.
Красоте блестящей рады
Блики жизни на воде.
Солнце светит, ярый Хорс!
День, и жизнь, и вечность льется,
Каждый миг вдруг засмеется:
Солнце светит, ярый Хорс!


       * * *

Ночное небо засияет
Не сонмищами звезд -
Ночное небо засияет
Прозрачностью морозных грез.

Засеребрится тихой песней
Застывший иней на ветвях,
Засеребрится тихой песней
Сверкающих снегов хрусталь.

Вся Русь вдруг запоет как ветер,
Взорвется светом, как алмаз.
Вся Русь вдруг запоет как ветер
В едином взгляде синих глаз.


       Зов.

Этот запах янтарной сосны
И морозный воздух зимы
Растревожат старую рану
Беспредельной, гулкой тоски.

Как давно я покинул края
Самых светлых лесов и полян,
Самых чистых на свете ручьев,
Чья вода словно горный хрусталь.

Встало солнце, как раньше вставало,
Только этого солнца мне мало.
Все зовут меня вольные ветры
В ту сторонку, где жизнь улыбалась.

Улыбалась... А что там сейчас,
Я не вижу сквозь ночь и века,
Но я чувствую: черная туча
Над родной стороной велика.

Не янтарной сосной, а костром,
На котором я буду сожжен,
Вдруг повеяло. Как удержаться?
Мое сердце стремится домой.


       Жертва.

Волчий вой на луну,
В кромешную тьму:
Ни видеть, ни слышать,
Ни знать не хочу.

Почему мертвый свет,
Как малиновый цвет,
Может тело обжечь,
Но не может согреть?

Почему звездный яд,
Как неведомый клад,
Затаился на дне
Самых ласковых глаз?

Мне понять не дано,
Почему так черно
На душе у меня,
А на сердце - светло...


       Долгожданная встреча.

Не видно во поле ни зги,
Но я нашел к тебе дорогу:
Так сладко защемит в груди
От запаха родного дома.

Как будто не было войны,
И не лилася кровь реками,
И не слеталось воронье
Попировать на поле брани.

Растаял черный дым пожарищ,
Вдруг с глаз упала пелена,
А небо стало синим-синим,
Как искра льда в твоих глазах.

Я жил лишь этой искрой взгляда,
Улыбкой милых, нежных губ,
Касаньем легким сарафана,
Случайной встречей наших рук.

Ждала меня ты в день дождливый
И в полдень, пышущий огнем,
Как огонечек сиротливый,
Дрожала в комнате пустой.

Но я пришел к тебе, родная,
Пусти, пусти меня скорей,
Не плачь, не говори, что рада,
Но поцелуй и обогрей.

Позволь, я прикоснусь губами
К твоим заплаканным щекам:
Я столько верст прошел заради
Того, чтобы обнять твой стан.


       Пряха.

Всю ночь напролет
Я прялку вертела,
Чтоб мысли устали
И кровь охладела.

Вертела, крутила,
Глядела сквозь стены
В далекий простор,
Бесконечный и белый.

Глядела, искала
В пространстве кого-то:
Куда ж запропал мой
Возлюбленный кто-то?

Возлюбленный кто-то
Ушел, не вернулся,
В пурге затерялся,
Уснул, не проснулся.

Глаза так устали,
Так хочется спать,
Но надо держаться
И нить твою прясть.

Нельзя на мгновенье
И пальцам застыть:
Тогда оборвется
Тончайшая нить.


       Последняя битва.

Помни о солнце, поверь в этот миф,
Что слышал от матери в детстве.
Работай, работай в подземной тиши,
Дыши в ожидании мести.
Дробя киркою кровавый гранит,
Не жалей, что родился и выжил,
И, хоть не осталось терпенья и сил,
Моли всех богов, что услышат.

Верните боги!
Верните боги!
Верните боги
Свободу и свет!
Верните боги!
Верните боги!
Верните боги
Закат и рассвет!

Прокопченные своды забытых пещер,
Что проделали древние гномы,
Приведут наконец на самый верх,
К обветшалому нашему дому.
Он сломан, сожжен, он стерт с земли,
Но над нами сиять будет небо.
Помолись богам, скорей помолись,
Чтоб остался хоть след под снегом.

Верните боги!
Верните боги!
Верните боги
Потерянный дом!
Верните боги!
Верните боги!
Верните боги
Мечту и сон!

Замах. Удар. И еще. И еще.
Ни стона, ни крика - стиснуты зубы.
И еще на ладонь пробился с киркой.
Услышь зовущие медные трубы.
Они призывают тебя на бой -
За солнце, небо последняя битва.
Иди, а умрешь, так умри как герой,
Значит боги не вняли молитвам.

Верните боги!
Верните боги!
Верните боги
Свободу и свет!
Верните боги!
Верните боги!
Верните боги
Закат и рассвет!


       Дети Рода.

Залитое солнцем пронстранство морское
Играет волною, смеется прибоем
И, пользуясь властью своей неземною,
Песочные замки смывает за миг.

Нам Род начертал странных судеб заветы:
Вольны выбирать между Тьмою и Светом,
И в море уйти, и смириться с запретом,
И жить честь по чести, как совесть велит.

Мы вольные птицы, парящие в небе.
Мы волны, несущие пену на берег,
Безумного юного мира побеги,
Проросшие мощно из древних семян.

Просторное небо смеется над слабым,
Кто мог позабыть долг, и честь, и отвагу,
Кто ищет беспечного сна вместо славы,
Кто жизни огонь на покой променял.






       Александра "Слепая" (Волох) :

"Навь".


       Заговор от тревог.

Ой, и стану в ноченьку темную
Да под луною черною.

Полосну себя по левой руке ножиком.
Потечет кровь - из крови птица вылетит.

Птица вылетит - в ночь полетит.
Лети, птица, на перепутье семи дорог.

Семь дорог - семь моих тревог.

По какой дороге птица полетит - там мне не ходить.
Там не ходить - из тревожной чаши не пить.

Одной тревогой меньше.


       Заговор на ласковый сон.

В левый рукав насыплю земли.
В правый рукав насыплю травы.

Из земли - плоть, из травы - душа.
Взмахну руками: "Встань предо мной, человек,
Встань предо мной, начни дышать.
Мне решать, сколько тебе дышать.
Сколько тебе дышать, за мной по пятам ходить".

Из былинки - дудочка. Ласковая мелодия.
Дудочке петь - людям сны смотреть.
Брошу кольцо в ночь - станет вновь
Душа - травой, плоть - землей.
Я отпускаю тебя.


       Заговор от боли.

Угнездилась в каждой косточке.
Растеклася по всем жилушкам,
Сердце сжала - дыханье выкрала
Большеглазая - синекрылая -
Змеерукая - синеликая
Боль.

Прядь волос возьму
Да скручу в кольцо.
И тому кольцу боли стать венцом.
Запалю венец -
Птичкой черною
Улетает боль непокорная.

Скольким волосам в кольцо свиваться,
Столько лет боли не возвращаться.






       Mary-Ly :


       * * *

Осень распростерла крылья,
Крылья птиц, летящих над землею.
Клином журавлиным осень пишет письма,
Только что в них - не открою.

Я знаю, у меня
Они должны храниться
Вместе с грустью Матери Природы,
Которой суждено с теплом проститься.

Зеленую тунику сменит рубище
Из листьев желтых, а после саван ей носить.
Но мне не хочется, как птица улетать отсюда -
С тобой одною жизнью стану жить.

С тобою вместе я уйду на время
в царство, где неведомо тепло.
Я пробужусь, когда мне птицы прощебечут,
Что время ледяных оков прошло.

С тобою вместе быть я не устану -
Когда-нибудь наступит осень и в душе моей.
Тогда ты улыбнешься мне, поцеловав холодными губами,
И я переступлю порог, входя без страха в мир теней.


       * * *

Цветы меня пьянят своим благоуханьем,
Лесные травы источают аромат,
Я слушаю цикад, гляжу на светлячков мерцанье
И не хочу идти назад.

Я не хочу ложиться спать, мне хочется внимать безмолвно
Всем шорохам ветвей и песням птиц ночных
И слушать шепот ветра над курганом,
Неслышно проходя среди пустых гробниц.

Мышей летучих беззвучный наблюдаю танец,
Которые как тени над землей парят.
Они слепы, но лунный свет к себе влечет,
Они как мотыльки, которые на зов огня летят.

Под утро на земле роса в лучах восхода заиграет,
Я упаду в траву и искупаюсь в ней,
Вспугну зеленых ящериц и змей.
И на ноги поднявшись, скажу негромко:

"Здравствуй, новый день".






       Анастасия Калмыкова (Вешнянка) :


       Хорошему Человеку.

Позвольте мне сделать это...
Я выйду еще до света
К укрытой в ночном тумане
Заветной лесной поляне,
Где сонные дремлют травы,
Где нет суеты лукавой -
И собранной там росою
Я вашу усталость смою.

А в полдень, звенящий жаром,
Я к древним пойду курганам,
Где пьяный от солнца ветер
Играет в степных соцветьях;
И этим хмельным настоем
Я силу вашу утрою -
Да будет сердце как птица!
И да не устанет биться...

И годы отхлынут сами,
И станете тверже стали,
Ярее ярого лета...
Позвольте мне сделать это.


       Титаны.

Из пустоты, завывающей в бездне,
Из безразличия мрака чужого
Мы вырываемся, чтоб в поднебесье
Бросить, отчаявшись, дерзкое слово.

Но разбиваются крики, и только,
Падая стонами, режут нам лица
Острыми гранями тонких осколков,
И засыпают пустые глазницы.

Свет через боль... Как нелепо и странно!
И в безразличии мрака чужого
Мы, разливаясь холодным туманом,
Вновь исчезаем. Чтоб вырваться снова.


       * * *

Свернется время в области нуля,
Подмяв и совершенно уничтожив
Такую неприметную - меня,
И век, который мной зачем-то прожит.

Но самый первый сатанинский грех
Мне не дает смириться с неизбежным:
Уйти как все. И стать одной из всех -
Невзрачной пылью в космосе безбрежном.


       * * *

Мой парусник застрял на мелководье,
Где в теплом иле догнивает море.
Здесь для медуз - отличные угодья,
Но как нам жить, со штормами не споря?

Здесь вечный штиль, и завтра - как сегодня...
А где-то мой попутный свежий ветер
Другому передал свои поводья.
Он нас искал. Но так и не заметил.


       * * *

По ту сторону зла и добра
Расположено царство теней.
Там серебряных красок игра
Укрывает мелькание дней.

Там алмазную снежную пыль
Сеют тонкие пальцы ветров
На хрустальный от стужи ковыль,
На застывшие лица цветов.

И так хрупок в том царстве покой,
Так прозрачны морозные сны,
Что не хочется думать порой
О соседних владеньях весны.


       * * *

Когда туманом оседает ночь,
Не удержаться, и не превозмочь
Желанья звать неведомые силы,
Скользя за ними в гулкие врата,
Где так бесстыдно шепчет темнота -
Нагою тенью жажды меднокрылой.


       * * *

Ужасен коктейль из печали, тревоги и страха -
Пикантная смесь для адептов веревки и мыла,
Для всех гессеанцев, смирительной мнящих рубаху,
Которая делает красными - синие жилы;

Для тронутых гуру, узревших всеобщее благо,
Для всех абсурдистов, марающих копотью небо
Нет лучше напитка такой омерзительной браги...
Но я не гурман. Мне довольно обычного хлеба.






       Нина Гусева :


       Над далеким полем брани.

Над далеким полем брани
В небесах кружится воронье.
Был врагом смертельно воин ранен -
Он упал, и сердце слушает свое.

"Сердце глупое, ты забываешь биться,
Сколько было жизни той? Малым-мало.
Время, - сколь веревочке не виться -
Засыпать навек мне подошло.

Смерть пришла, но я ее не вижу.
Есть ли что-то, кроме тьмы и сна?
Та, что всех всегда была мне ближе,
На Земле останется одна.

Прости, любимая, я не построил дома,
И сына я не подарил тебе.
Могла бы жизнь сложиться по-другому;
Осталось только попенять судьбе.

Весна в глазах твоих
Оборотится осенью
От слез.
Однажды станет иней проседью,
И стан твой старостью
Скует мороз.

Война, дорога поманили в чужую рать -
Ты у окошка, милая, осталась ждать.

Мне не увидеть более родимых нив:
Среди живых по высшей воле я уж не жив."

"Глаз открытых синий камень
Угасает навсегда.
Может, с вольными волками
Возвратишься ты сюда?

Не упомнить жизней прошлых:
Воля есть на то Богов, -
Даже если ты вернешься,
Ты не вспомнишь ничего.

Что соткут тебе за тело
Рожаницы в небесах?
Возродишься птицей белой
Или крупицей на весах?

Я - не знаю, ты - не думай:
Неизвестно, что грядет.
Пей, навек забыв о думах,
Поцелуев моих мед."

"Стрела моя в полете пела,
Пел меч, неся свой страшный дар,
Но было ль правым это дело?
Я не дал жизни, лишь забрал."

"Ты слова чести не нарушил
И верой-правдою служил,
Не предал братьев по оружью,
Невинному не рвал ты жил.

Не будешь больше гнуть ты спину,
Ловя вождя суровый взгляд:
Тебя, как воина и сына,
Возьмет Громовник в Ирий-сад."

Где-то над затихшим бранным полем
Лег закат кровавою волной.
Смолкло сердце и не бьется боле;
Для него окончен вечный бой.


       Ожидание.

В ту последнюю ночь перед боем
На минуту мы глаз не сомкнули.
А теперь ты уходишь, мой воин, -
Лишь колечки кольчуги блеснули.

А, бывало, мы вдвоем пели,
А когда-то мы встречали утро...
Ты был ласковым и нежным зверем,
Я была очень юной и мудрой.

Одиночество...
Желтая Луна
И дорога вдаль
От раскрытого окна...
Одиночество...
Одиночество - женская судьба.

Ты ушел добиваться Победы,
Ты ушел воевать за свободу.
Где-то бродишь ты, милый, по свету.
Твое дело богам всем угодно.

Вспомни обо мне на поле брани -
Как щитом я тебя закрою,
Залечу живой водой твои раны
И утешу осенней порою.
Залечу живой водой твои раны,
Отведу беду рукой,
Сохраню в душе покой;
Вспомни обо мне на поле брани.

Я так жажду спокойствия, мира;
Ты - мужчина, ты где-то воюешь.
Велика твоя слава и сила,
И врага за версту ты учуешь.

Ты уходишь, ты снова в дороге,
Ты не создан, чтоб жить по-другому.
Знай и верь: сохранят тебя Боги
И тропинка, ведущая к дому.
Ожидание...
Зорька-зоренька
И дорога вдаль
Протянулась, как рука.
Ожидание...
Ожидание - это женская судьба.

Находил меня с маленьким сыном,
С юным отроком, доченькой тоже.
Вырос сын, косы дочери длинны,
Вы фигурой, лицом так похожи.

Реет знаменем гордым свобода...
Возвращайтесь, мужья, дети, братья!
Там, где земли раскинулись Рода,
Ваши семьи раскроют объятья.

Ну, а если ты ко мне не вернешься,
На прощанье закричу я, как птица:
"Это женская судьба - ожиданье,
Это воина судьба - возвратиться..."






       Сергей Лукин :


       Плач из прошлого.

Звон печали льется в души
Тяжким камнем из глуши.
То плачут дубы, плачет кукушка
О том о чем преданья свежи.

Голос из Нави жалобно плачет,
Волоты в гневе угрюмо молчат.
Русь как в наряд крестами оделась,
Неясные речи попы говорят.

Сколько слез исплакала Карна,
Сколько Мора душ прибрала.
Ныне не стерта память о тризнах,
Но жива людская молва.

Райская музыка в души закралась,
То гусли Бояна тревожат сердца.
И сказочный мир вокруг оживает,
И чтят позабытого Рода-Отца.

Зеркало озера вод разойдется,
Величие града предстанет глазам.
Лес оживет, лес встрепенется
Во славу Храма и Рода-Отца.

Встанут дубы на защиту святыни,
Откроется к Граду Святая тропаю
Ныне не стерта память о тризнах,
Как шептала людская молва.


       Боги не спят.

Печальное зеркало озера вод быль отразит
И промокшая ива тяжелые ветви склонит.
Каркнет ворон-печаль и тоску зародит,
Северный ветер умрет-тишину обнажит.

Им отзовутся дубравы - ветра породят,
Многоголосые скалы в ответ зашумят,
Прогнившие гусли, ожив, зазвенят
Мелодии вьюг - песнь рабов во цепях.


       Тем, кто понимает.

Одухотворенные лунным светом
Встают из небыли тени,
О которых помнят вечные скалы,
О которых знают седые старцы.

Возрожденные призрачным светом
Рвут колючие оковы плена
Идут хороводами к водам,
Разбивая замшелые стены.

Омытые соленой водою
Тянутся сквозь морские пучины,
Окутанные дремой вековою
Вои в великой кручине.

Рассыпаются в прах одеянья,
Сковавшие сильную волю,
Открывают бездну страданья,
Предаваясь неслышному вою.

Ярясь в мудрых глазах,
Искры сжигают навий саван,
И в золоченых церквах
Смрадом пропитан божественный ладан.

Восстанет лишь морок
У тех, кто забыл свои корни.
Не быть тебе ворог
Яблоком на дереве жизни.

Оглушая плачем мир,
Желя с Карной кличут пир.
На печальный зов веков
Славянин готовит рог.

Наполняя ярью взор,
Пряха ткет нам наш узор.
Приглашает пригубить,
Кровь богов с тобой испить.


       Смерть.

Листогной посеет тревогу,
Студень взрастит семя смерти,
Снегом покроется снова,
Остановит дыханье земли.


       Окаменевшая песня.

Небо утонуло в глазах
Гипербореиских озер.
Желтой слезой на коре
Застыл кровавый топор.
Окаменевшая песня.

И в поседевших горах
Замерзло сердце земли
И в струнах созвездий печаль -
Ручьям и топям внемли,
Окаменевшей песне.

Вздох недожившей весны
Эхом оковы стряхнет,
Если печальные сны
Снова растопят восход,
Вспомнят о песне.

Почкой не голой земле
Проснется нагая весна.
Росой на кровавых губах
Крик разобьет небеса,
Раскрошится камень.

Волчьей заросшей тропой
Ветер принес старика.
Велес уставшей рукой
Твердо чертил словеса
Оттаявшей песни.


       * * *

Когда Царь царей удаляется в ночь,
И детям своим он не в силах помочь,

Все раньше темнеет, все позже рассвет...
Но вот в темноте зарождается Свет.

Всего только искра, надежда всего...
Но день прирастает от силы его.

Родился податель Добра и Любви,
Его Колядою сегодня зови.

Ему, как тебе, предстоит испытать
И ярую юность и зрелую стать.

Великий Дающий, он дарит за год
Земле столько силы, что скоро уснет...

Но чтоб не угасла над миром любовь,
Он каждую зиму рождается вновь.


       * * *

Над рощею закат погас
И слышу я в последний раз
Звон колоколен.
Забыт теперь иконостас.
Я нынче покидаю вас,
Я нынче волен.

Я оставляю фимиам
И старый обветшалый храм,
И келью-карцер.
Мне неприятны образа
И строго-скучные глаза
Библейских старцев.

Мне хочется увидеть Свет,
Уйти в тот мир, где церкви нет,
Мир настоящий.
Подставить грудь под солнца жар,
Почувствовать весенний Яр,
В душе кипящий!

Там предков дух непобедим,
Там бог великий не один -
Их очень много.
Там небо, солнце и трава,
Там вера древняя жива
В Отца-Сварога.

Меня зовут, зовут с собой
Свист ветра и морской прибой
И голос Рода.
На шею оберег вяжу
И до рассвета ухожу
К тебе, Природа!






       Всеволод :


       Тон Времен.

В огне чужом, самозабвенном,
Сжигали чудеса времен,
Руси чудес, времен нетленных
Мешал кому-то тихий Тон.

Горели, дымом улетая
Святые книги, чудеса,
Былины, мифы и сказанья
Летели к предкам - в Небеса.

Горели идолы и духи,
Горела память славных лет...
Тебя, о Русь, посадят в слухи
О том, что было - того нет...

Растопчут в будущем всю славу,
Утопят память старины,
Убьют, задушат, чтоб не знала
История о том, кто Ты.

Прекрасных сказок очертанья,
Образы стертых древних лет,
Волхвов неведомые знанья -
В огне лишь... помнит белый свет.

Горело все, что Русским Тоном
Звонило о великих днях,
О том, что в душу льется Звоном,
О знахарях, жрецах, волхвах...

И дымом с пеплом улетали
Святая слава, глубь веков...
Дождем младым - костры не знали -
Обратно в Русь нес Веды Бог.

Тона Природы, Звезд, Вселенных -
Не перепеть, что в нас живет:
Как не глуши Тон Вед священных -
Он Богом в мире запоет.






       Дмитрий Куколев :


       * * *

Нас было немного, разбросанных ветром.
Потомки богов, дети сильных эпох.
Ты помнишь, мой друг, храм у города Ретры?
Таких перемен не желал даже Бог.

Христос не виновен в чужих прегрешеньях,
И нечего веру чужую винить.
В нас люди, не боги, бросали каменья
И жизни кинжалами резали нить.

Нас гнали по свету, сжигали, топили,
Смеясь заявляя: "вам души спасли!"
На тысячи лет нам ярмо прикрепили.
За что? Лишь за то, что б Правду несли.

Та Правда была неугодна крещеным.
Им нравилось Солнце средь ночи искать.
Им нравилось мир видеть белым и черным,
И знаменем Света со Злом воевать.

И нас, кто весь мир видел в радужном свете,
Кто мир отказался делить пополам,
Нас прокляли, друг мой, крещеные дети,
И дождь над кострами пел тризну по нам.

И слушая дождь в день унылый, но летний,
Читая, что будет он в окнах писать,
Прочтешь, что остался, мой друг, ты последний...
Последний, кому суждено воскресать.






       Вадим Винник :


       * * *

Нету воздуха - отдышаться,
И усталый валится с ног,
С губ готово уже сорваться:
"Силы нет! Помогай, Сварог!"

Пошатнулся. Но, духом гордый,
Зубы воин покрепче сжал,
Чтобы крик или стон невольный
Светлый Ирий не услыхал.

"Сил своих у меня ль не стало,
Что к богам обращаю речь?!"
И, отбросив боль и усталость,
Ратибор поднимает меч.

Снова силы взялись откуда?
Знать, по нраву богам пришлась
Та суровая сила духа,
Да еще над собою власть.

И не тот, кто, стеная, молит,
Да поклоны богам кладет -
Им милей, кто своею волей,
Не прося ничего, идет.






       А.Синельников :


       * * *

Не кради - но сгребли до соломы,
Не убий - но вдовица плачет,
Может, Бог хотел по-другому,
Может, Бог хотел по-иначе?

Может, вкралась ошибка случайно,
Вот и платим теперь жестоко,
Может, все начать изначально
Может все начать от истока?

Белизна без конца и без края
Переполнила небеси,
Я сегодня же объявляю
Раскрещенье моей Руси!

Колыхнется небесный пламень,
Звезд закружится хоровод
И запрыгает черный камень
Посредине кипящих вод.






       A.R. :


       Морок "Вне Света" (Купала).

Черным вороном ночь опустилась на нас,
Закрывая от света птенцов своих,
Принявших веру ее в полуночный час
Под Солнцем Немертвых в отблесках звезд золотых.

Царство Морока, в темный час ночной,
От дневного сна пробудись.
На луга, что за Девьей горой
Дети ночи собрались
Славить древних Богов позабытых людьми
Да на Лысой горе жечь костры.

Костров жертвенных пламя жаркое,
Глубину небес запали!
В вихре желтых искр унесется прочь
Бремя тяжкое долгого дня.

Ой, Луна, Луна,
Солнце темное,
Снизойди на берега,
В омуты ты опустись,
Там, где воды темные.

Собери в Купалы ночь
Племя вольное,
Прогони скорей день прочь -
Наше время темное.

Кубок с зеленым вином
По кругу пусти,
Хмельным медом напои
Тех, кто праздники твои чтит!

Варят зелья колдовские ведьмы и волхвы,
Водят мавки и русалки хороводы у реки,
По лугам как пламя вьется дикий буйный пляс теней,
По сырой траве змеятся ленты призрачных огней.

Вместо хмеля и вина пью священный мед,
Вместо хмеля и вина папоротника сок.
Царство Ночи ждет давно меня,
От ворот его ключи мне дала Яга.
Лицом на закат стану не крестясь,
Прими меня, Морок - темный князь!

На расправленных крыльях ветров
С жертвенным дымом из жара костров
Моя душа уносится прочь
В самое сердце священных рощ,
Там где в кронах столетних дубов
Спрятана тайна незримых дорог,
Древняя тайна жестов и слов
Силу дающих шагнуть за порог.

Лишь отбросит лучи солнце красное
Дети Ночи в тень уйдут
И с остывших кострищ ветры буйные
Пепел и золу разнесут.
И лишь те, кто нашли дверь в иные миры,
В путь далекий ушли сквозь костры.

Костров жертвенных пламя жаркое,
Глубину небес запали!
В вихре желтых искр унесется прочь
Бремя тяжкое долгого дня.






       Grigor Jurg :


       * * *

По мановенью сильной длани
Восстали гордые мужи.
Чтоб сбросить гнет позорной дани
Очистить землю для межи.

Вот катит волны величаво,
Упрямо мощно Ра-река,
Так реют русских воев стяги,
Раскрасив алым облака.

Могучий холм: стоит дружина.
Единый взор уперся в высь.
Как на пиру плывет братина -
Перуну, витязь, помолись!

Трубят рога и сталь на волю,
С холма бежит железный зверь.
Хазарин, помни свою долю,
Печальную судьбу мечом измерь!

Земля! Святой напейся крови,
Услышь мечей славянских звон!
Пусть вирою за плач твой вдовий
Раздастся вдов хазарских стон.

Гремит по полю: "Слава! Слава!"
И льется дивный, чистый свет.
Сияй в веках, звезда-Седава
Сквозь сонмы скоротечных лет.

Сыны Сварога рубят люто -
Развеян враг, повержен в прах.
Славян не сдержат смерти путы:
Их ждет весна в других мирах.






       Shell :


       * * *

Лучи объединились в сталь
И громкий звон колоколов плетет беду.
Меня зовет родная даль,
И я иду уже иду.

На плечи лег литой доспех,
Он словно друг объял меня.
Любовь, поверь, не смертный грех,
А гордость есть моя земля.

Враг у ворот, но я готов.
Отец Перун дает мне шанс
Очистить землю от врагов,
Карать огонь голодных глаз.

Я вышел к ним, взмахнул мечом,
И песня смерти понеслась.
Я не был адским палачом,
Но смерть, меня кляня, в любви клялась.

Ну вот и все, устал,
последний враг упал так близко.
Я рядом сел и осознал,
Что ухожу... ведь свет так низко.

Прощай я ухожу ... куда?
Ты сбереги детей... куда?
Ты чти богов родных... куда?
Я так люблю тебя... за что?






       Ragnar :


       * * *

Когда рассудок помутнен
Тяжелым бременем сомненья,
А дух смятеньем угнетен -
О, не ищи ты сожаленья:

Устав от сумерек ночи,
Найди себе успокоенье.
В горящем пламени свечи
Дождись прилива вдохновенья.

Найдя же для себя приют
От тяжких дум и размышлений,
Создав в душе своей уют,
Найдя дорогу устремленьям,

Идя вперед без сожаленья
Навстречу долгожданному Рассвету,
И помни! В том твое спасенье:
Верь, что познал ты сам, а не Навету.






       Стихи неизвестных авторов :


       Перуну Сварожичу.

Славься, Перун Громогласный!
Прими жертву и услышь нас, великий!

Ты, Перун, пахал тучи сохой, рассеивал молнией семена.
Ты Предков наших выучил ковать медь и железо.

Ты вернись к нам, могучий,
прокати по Небу колесо свое о шести спицах;
не оставляй вас милостью своей, силою своей несокрушимой;
укажи нам путь в Злату Сваргу к Отцу Небесному Сварогу
и братьям твоим - светлым Сварожичам!
Защити нас силою своей, что не иссякнет вовек!

Да будет так!
Истинно так!
Слава Перуну!
Слава!


       Славянским Воинам, павшим и будущим.

Лодьи плывут, паруса их краснеют
в небе закатном тумане зыбучем,
Вечности воды несут их бесшумно,
памяти ветер их парус наполнил.

Путь их в чертоги, где Грозный Бог правит,
Молотобоец, Молний Правитель,
Лютых бойцов Вождь Грозноокий,
дом Его - воинов павших обитель.

Бог Златокудрый, яви свою силу детям,
что дремлют в забытьи глубоком,
Ты изойди из курганов забытых,
грозой Ты явися, что мертвых разбудит.

Солнце, взойди! Расцвети небо алым,
и павшие встанут, живые проснутся,
Славу Тебе пропоют их дружины,
к небу мечи их и руки взметнутся.

Меч поднимите, дети Перуна,
меч, что вам дали Предки святые!
Ярости пламя в глазах разожгите,
Огонь, что даруют бессмертные Боги,
Клинки свои кровью врагов напоите,
ждут они долго, жажда их томит.

Силе, что небо пронзает откройтесь,
Cмерти откройтесь - и враг вас не сломит.
В сердцах начертайте свещенные руны, вечного Солнца Знак начертайте,
Бросьте щиты и доспехи снимите,
Смерть рядом с вами, Она вам защитник.
Песнь пропоют вам Вещие Птицы, родимой Земле поклонитесь вы низко.

Слышите грохот и запах пожарищ:
враг уже близко, враг уже близко.
В Сварге высокой веселье святое,
Близится Вече, мечи где сверкают,
Сталь не предаст вас, и Смерть не обманет,
Враг уже близко, и мы это знаем...

Кровью своей оросите вы Землю,
Пусть вырастают буйные травы,
Дубы пусть расскажут потомкам далеким
Как Предки сражались и кровь проливали.


       * * *

Солнце заходит.
Поникли цветы, замолкли птицы.
Солнце заходит.

Спрятались звери, засыпают люди.
Солнце заходит.
Праведники молчат, мертвецы торжествуют.
Заходит Солнце...

Наше время ушло много лет назад.
Тихая печаль воина - это печаль воплотившихся в нас Предков,
Видевших Солнце, стоящее в зените.
Светлые Предки взывают к нам.

Кто-то еще слышит, многие уже нет.
Кто слышит, расскажите о щемящей тишине перед битвой
И о ярости боя, пронзающей небо!
Кто слышит, расскажите, как горят костры и звенят мечи.

Это Предки справляют по нам,
Еще живущим тризну.
И вопрошают Они:
"Мы ли дали им свой меч?"

И лишь где-то там, глубоко в своих снах, мы сильны
И нас пьянит горько-сладкий ветер Свободы.
И в наших руках меч Предков, то единственное, ради чего живет воин.
И в наших глазах ярость.

Но вот сон ушел,
И мы снова черви, снующие в грязи.
И подняв голову к заходящему Солнцу,
Мы тщетно силимся что-то вспомнить.

Наше время окончилось.
Теперь только хаос.

Но так бывает,
Что уже почти зашедшее Светило вдруг с новой силой
Бросает на Землю свой последний луч.
Это прощание и призыв.

И мы верим, нет, мы знаем,
Что этот последний луч
Разбудит и поднимет
Нас с колен.

И наш сон станет явью.
И мы вновь услышим Предков.
И сила вновь вольется в наши руки.
И ярость воина вновь проснется в нас.
И последний луч Солнца вновь вспыхнет на клинке, вынутом из ржавых ножен.
И будет последняя битва, где плечом к плечу с нами встанут Боги и Предки.
И умирающий мир последний раз услышит наш клич:
Слава Яриле! Слава Предкам! Слава Победе!






Данный файл будет периодически пополняеться новыми стихами. Все желающие могут принимать в этом участие, высылая по адресу  kradaveles@mail.ru  стихи собственного или стороннего авторства. Большие циклы стихов и поэмы могут быть опубликованы на сайте в качестве отдельного материала.






Рассылки Subscribe.Ru
Подписаться на рассылку
Союза Славянских Общин Славянской Родной Веры



       Вопросы по языческой тематике можно задать на форуме , специально созданном для общения интересующихся язычеством: "Форум Русской Народной Веры". Владелец ресурса "Славянское Язычество" не занимается благотворительностью по части советов и ответов.


       Ресурс "Славянское Язычество" периодически пополняется материалами. Все желающие могут принимать в этом участие, высылая по адресу kradaveles@mail.ru  тематические статьи и стихи собственного или стороннего авторства, а также фотоизображения языческих праздников.


Перепечатка материалов без согласования с авторами — запрещена.
Дублирование фотоизображений без согласования с авторами — запрещено.


HTML-код — для желающих поставить ССЫЛКУ на ресурс "Славянское Язычество".

Славянское Язычество - 468x60 banner

Организуется Московская Славянская Община "Путь Велеса".
Принимаются Славяне, - мужчины и женщины, ставящие во главу
языческо-родноверческого движения прежде всего Веру.
В сети появился форум общины.


Авторы ресурса   paganism.ru :
   c 1999 г. по 2003 г.  
Ярослав Добролюбов,
   c 2003 г.   Крада Велес (Волкова Ирина).







Дружественные ресурсы:


Екатеринбургская община Сварожич Концептуальная Партия Единение Партия Воля Славянское Язычество, - сайт создан в 1999 году, - старейший и крупнейший в сети Языческий ресурс, с 2010 года сайт работает в формате Родноверческой энциклопедии на движке википедии. Официальный сайт Русской Народной Веры. Его цель - восстановление и распространение древней исконной Веры славян, отстаивание Родовых веданий, борьба с чужеродными влияниями. Освещает новости Славянского движения Руси и Европы, страницы Славянской истории, проблемы Родной Веры, расологии, политики и культуры. Орден Велес - Ведовство, Колдовство, Целительство. Московская Школа Гипноза - сайт известного гипнолога Геннадия Гончарова. Фотографии сеансов массового гипноза, конкурса Лучшие Экстрасенсы Мира, проходившего в Японии и выигранного Геннадием Гончаровым. Магазин товаров для Родноверов

Форум Родноверов